История 13. Анонимно

Представлюсь Собачник.

До какого-то времени я относила себя к бисексуалам, но так как на данный момент у меня нет никаких чувств к мужчинам (даже в фантазиях), то предпочитаю: лесбиянка.

Моя история будет немного сумбурной и короткой.

Впервые встретились на одной из собачьих тусовок весной.

Переглянулись, общение не заладилось. Спустя месяца три-четыре так выпало, что мы поехали в другой город в одной машине и узнали, что на протяжении недели мы будем в компании друг друга. Разговорились. Стали общаться чуть ли не круглосуточно и поняли, что у нас много общего, схожие интересы, музыкальные вкусы, темперамент и многое другое.

Спустя какое-то время рассказали друг другу о бывших партнерах, о своих проступках и все в таком духе. Выложили друг другу свои плохие стороны под влиянием крепкого алкоголя, тогда же и узнали о нашей разнице в возрасте — чуть больше десятка лет, но никого это не остановило, и мы продолжили наше дружеского общение. Дни шли, а мы становились все ближе друг другу. Узнали, что виделись ранее, но никто из нас не планировал заводить диалог в силу своей интровертированности.

Уже на тот момент между нами что-то вспыхнуло, зажглось, пробежало. Я не знаю, как это назвать, но было ощущение, что мы знакомы очень давно. Хотелось постоянно поддерживать зрительный контакт, «случайно» касаться ее кожи.

Мы вернулись из поездки и разъехались по домам.

У меня был сломан телефон, но остался ее номер. Как в старые-добрые, номер на бумажке.) А она ждала! Переживала, нервничала и ждала моего смс. Значит, не показалось. Действительно что-то между нами пробежало.

Договорились, что я приеду к ней в гости в конце недели, а до конца недели нужно ещё дожить…

Мы общались. Долго-долго и всю ночь, спали по четыре часа — лишь бы больше узнать друг о друге. Я была абсолютно неопытна в отношениях с девушками, да и чего скрывать, с парнями тоже, но они меня не интересовали, но это уже другой разговор.

На фоне нервов я стала писать своей подруге, которая не первый год замужем, так скажем, и она мне поведала: либо она тебя клеит, либо это стиль общения. Если да, то она даст тебе знать в вашу встречу. «Что за бред, быть не может, это все моя гейская фантазия!» — проносилось в моей голове.

День икс — наша встреча чуть не сорвалась из-за ее плохого самочувствия. Я дико нервничала, потому что не понаслышке знала диагноз и о таких приступах.

Она настояла на нашей встрече. Мы (я и моя собака — если вы не забыли о моем псевдониме) приехали. Она попросилась полежать на моих коленях ввиду плохого самочувствия. Через какое-то время мы пошли за алкоголем несмотря на ее состояние — я отговаривала, честно.

Мы выпили и продолжили смотреть документальный фильм про животных, она все так же лежит на моих коленях, и я замечаю, что она смотрит совсем не на фильм, а на меня! На мои вопросы она отвечала что-то невнятное, либо двусмысленное. Я несколько часов убеждала себя в том, что мне все это кажется.

Время близилось к двум часам ночи, она сказала, что ещё недостаточно пьяна, чтобы рассказывать эту историю. Я налила ей ещё рюмку, и через какое-то время она начала рассказывать о своей гомосексуальности, о девочках, которые нравились, когда она была ещё совсем ребёнком. Гомосексуальность не болезнь. Гомосексуальные дети могут родиться от гетеро-пары!

Издалека она узнавала мое отношение к ЛГБТ, а через какое-то время я почувствовала, что меня взяли за руку. На душе стало очень тепло, будто бы это родной человек. Разумеется, было страшно. Страх неизвестности и верности интерпретации, а там и алкоголь мешал к тому же.

Спустя еще какое-то время с ее губ в полушепоте сорвалось «прости меня», и пока я пыталась спросить, за что, она нежно коснулась губами моих со словами «за это»…

Земля под ногами пропала, алкоголь выветрился из организма, чувство невесомости, нервозная паническая атака – все куда-то ушло. Я коснулась кончиками пальцев ее лица, и мы целовались ещё час, а может и больше, прерываясь на какие-то разговоры о правильности наших действий.

Она заснула на моих коленях, а я наблюдала за рассветом из окна. Спустя год она рассказала, что очень сильно жалела, что в тот день мы выпили.

Недели две назад моя мать спросила у меня, не нравится ли мне ****. Я ответила неоднозначно, но она определенно все поняла, она знает, у кого я живу. Высказала свою точку зрения, что она не особо одобряет, но она уже точно поняла, что я не отступлю.

Ее отношение ко мне не изменилось, но я все ещё боюсь. Не знаю, чего — просто непривычно.

Сейчас я пишу из комнаты ее квартиры, отправлю текст вам и буду ставить чайник. Мой самый близкий и родной человек возвращается с работы, нужно накормить!