История 17. Артур. 20 лет. Казань

Всем привет, решил написать свою историю. Не знаю, почему. Наверное, потому что мне некому выговориться.

Меня зовут Артур (имя выдумано), я из небольшого городка в Татарстане. Я рос в обычной среднестатистической полной семье, где меня окружали любовью и заботой, я никогда не ощущал себя обделённым в любви и заботе — как со стороны отца, так и матери.

Все было замечательно до тех пор, пока не начался переходный возраст, который, как многие подростки знают, и так очень сложный, но для меня он был точкой перелома всех моих ценностей и знаний, которые мне прививали с детства. Период лет с тринадцати, когда мальчики начинают испытывать сексуальное влечение, а также изучать своё тело и понимать свою сексуальность, стал для меня адом, и это продолжалось на протяжении следующих четырех лет. Я влюблялся в девочек в садике, влюблялся в начальных классах и в начале средних, но влюбиться не значит испытать сексуальное влечение. Ведь разница есть, и она, казалось бы, очевидна, но не для мальчика, который никогда не слышал о том, что существуют люди с другими ориентациями.

Переломным моментом стал момент, когда я (в тринадцать лет), как и все мальчики, представлял в воображении секс с девочкой, которая мне очень симпатизировала, но в момент, так сказать, финала (простите за подробности), я понимал, что в мыслях проскакивает ее брат. Я стал переживать о том, что я странный и боялся того, что мне нравится (когда за мной подглядывают — есть такой вид фетиша). Но как оказалось, нет — время шло, гормоны брали своё, я стал замечать, что мой взор падает на мальчиков-ровесников. Только от одной такой мысли меня физически тошнило, я чувствовал отвращение от того, чего я хочу.

Началась долгая борьба в моей голове. Я, тогда ещё маленький мальчик без сексуального образования, не понимал, что такие люди есть. В моем понимании мира были только принц-принцесса, король-королева, мама-папа, муж-жена. Я бы тогда все отдал, чтобы мне рассказали, что такие люди есть, и это норма —  изначально, в период воспитания, так как в том положении, что был я, не пожелал бы оказаться никому. Страх, отвращение от самого себя пожирали меня, в свои тринадцать лет я пытался покончить жизнь самоубийством, так как мне казалось, что я ошибка, что со мной что-то пошло не так. Ведь все вокруг называют таких, как ты, теми словами, которые все знают (п@дор и т.д). И я не хотел быть таким, я молил Бога, чтобы он все изменил, я спрашивал его: «почему именно я?  Что я такого сделал?». Отчаяние, страх, безнадёжность.

Я мечтал не быть геем — это к тем, кто считает, что это можно навязать или следовать моде и называть себя геем. Даже сейчас, в свои двадцать, будь у меня выбор, я бы предпочёл родиться натуралом… Как бы грустно это ни звучало, но моя жизнь была бы намного проще, и я бы не испытал всех тех страданий, что окутали мою жизнь и не отпускали до двадцати лет…

Немного отошёл от темы, но продолжу, вряд ли меня вообще выставят, но мне важнее просто выговориться.

Мне четырнадцать лет, я начинаю активно смотреть видео для взрослых и, если можно такое говорить — мастурбировать. Смотрю только гетеро порно, и меня это возбуждает, и я заканчиваю начатое дело до конца, но через определенное время, я начинаю понимать, что я часто перематываю на моменты, где видно именно мужское — тело, ягодицы и т.д, и именно этот момент меня возбуждает больше всего. Меня это не смущало. Я думал, мне, наверное, нравится такая поза в сексе — вот и возбуждает, но как оказалось, с течением времени я уже понял, что видео без девушек или би-видео мне нравятся больше. Я все больше переступал порог гей-порно.

Так, в четырнадцать лет я полностью осознал, что девушки меня не привлекают, и снова приходят уже знакомые мне друзья: страх, апатия, панические атаки. Как же так? Почему я? Что сделать, чтобы это исправить? Я правда пытался, я изучал уроки в гугле: «как изменить своё влечение», но, как оказалось, это невозможно. Депрессия вернулась, мама начала это замечать, и спрашивать, что со мной происходит. Она волновалась за мое состояние, так как в этот момент я просто умер: я не мог радоваться или грустить, я просто провалился в огромное бездонное состояние депрессии, вывести меня на какие-то эмоции было невозможно, в моих глазах, со слов мамы, была пустота, будто я уже умер. В этот период была вторая попытка суицида. Я считал, что этим можно прекратить, как мне казалось, мое бесполезное существование (что не так, не смейте так делать, это не выход). Но… Так как моя мама старше меня больше чем на тридцать лет, т.е она женщина советского мышления, да ещё и мусульманка, я не мог поделиться с ней такой страшной тайной, упаси Боже.

Так моя жизнь продолжалась до восемнадцати лет — страх, боязнь того, что кто-то узнаёт, ведь и так весь школьный период меня обзывали геем (это не обзывательство и не обижайтесь на такие выражения, но тогда казалось иначе).

Единственное, у меня всегда были друзья, которым я доверял все, кроме своей тайны. В восемнадцать лет, после шести лет хранения тайны, я уже не мог не сказать об этом кому-нибудь. Ведь любую тайну тяжело хранить, тем более, когда она касается тебя и когда из-за неё тебе приходится врать, к примеру, на такие вопросы «а где твоя девушка???». Я понял, что не хочу жить, обманывая своих близких друзей.

Это убивало меня. При каждом разговоре среди подростков так или иначе возникают темы секса, отношений и т.д, поэтому я принял решение, что выберу самого близкого мне друга и признаюсь ему. Ею стала моя, можно сказать, сестра – девочка, с которой мы росли рука об руку с самого детства, прям с пелёнок. Мы пережили огонь и воду — без преувеличений. Я не сомневался в ней, и был уверен, что она меня поймёт.

Настал тот день. Я позвал ее к себе, мы поговорили о своём, но тут я ее прервал и сказал, что мне нужно ей кое-что рассказать. Она внимательно слушала и спрашивала, что же я хочу сказать. А меня окутала паника, настоящая паника, при которой перестаёшь дышать, сердце будто вырывалось из груди, руки и ноги тряслись так, будто я танцую. Она даже взяла меня за руки и спросила, не плохо ли мне, может, вызвать скорую. Выглядело так, будто у меня приступ эпилепсии.

Я пытался выдавить эти слова вслух, но не мог, я просто не мог сказать эти слова, тело просто не слушалось меня. Я взял телефон и написал в заметках «я бл*ть гей». Передал ей и начал плакать, меня трясло, тело не слушалось, я, казалось бы, стрессоустойчивый человек, после всех этих переживаний не мог перестать дрыгаться. Она обняла меня и сказала, что это нормально, что любит меня и что для неё это не имеет никакого значения… Только после этого я смог взять себя в руки и ощутить свободу — я почувствовал, как с моих плеч упал груз весом будто в 1000 кг. Казалось, я впервые вдохнул воздух в свои лёгкие — после этих шести лет.

Жизнь продолжилась как обычно. Мне было легче, но я понимал, что есть остальные друзья, и им тоже надо бы рассказать. Я долго вынашивал эту идею и понял, что второй будет моя двоюродная сестра. Было тяжело, но легче, чем в первый раз, она не поверила, а потом сказала: «Фигаа прикольно!)». Я был рад и понял, что, пора рассказать ещё одной подруге, которая тогда не была среди тех, кому бы я доверился — почему-то я сомневался в ее надёжности, но, оказалось, я очень сильно ошибался. Я собрал силы в кулак и признался в словах. Она была первой, кому я это сказал вслух, на что она ответила: «а, ну я знаю».

Я был в недоумении, как такое может быть?! Это показалось очень странным, и то, что она сказала… просто убило меня. Как оказалось, человек, которому я доверял больше себя, та самая подруга из детства, за которую бы я отдал свою жизнь, если бы пришлось, рассказала мой секрет ей. Я не поверил, переспросил, я бы мог доказывать ей что, это не правда, но других вариантов не было. Я был убит, я понял, что доверил секрет, от которого зависит моя жизнь, человеку, который легко рассказал его нашей общей знакомой, с которой они даже не дружили. Я понял, что совершил самую большую ошибку в своей жизни. Я потерял веру в людей. После этого я решил, что нет, больше никому не расскажу.

Этот опыт показал настоящие лица людей, я понял, кто оказался мне настоящим другом, кто даже без просьбы в хранении секрета никому не рассказал об этом. Таких людей мало, цените их.

Если кто-то дочитал до этого момента, то спасибо вам и простите за столь ужасное изложение моей жизни — я не умею писать красиво, это не моя фишка).

Если вам интересно, то я закончил колледж, учусь в университете, работаю. Стал более открытым, но только в кругу новых знакомых и друзей, появились друзья из ЛГБТ+ сообщества, а также признался отмотанным близким друзьям — реакция была замечательная. Планирую эмигрировать в ближайшие годы. Единственное, предстоит сделать каминг перед семьей, но это спорный момент до сих пор. Но опять же, обманывать родителей, которые ждут внуков, ненормально.

Подытожим…

Что бы я хотел сказать этим письмом: если это читает такой же человек, как и я тогда, пойми…  У тебя все будет хорошо, если ты в депрессии — потерпи, не делай ошибок, которые делал я, все временно, все пройдёт, я тебе обещаю. Если есть возможность, обратись к психологу. Будь сильным, верь в себя, живи целью и мечтой — ты обязательно ее достигнешь! Всегда найдутся люди, которые поддержат тебя, обнимут и подарят любовь!

Спасибо за внимание! Мне действительно стало легче, осталось только пересилить страх и нажать кнопку «отправить», а дальше будь что будет! ❤️

Будьте собой, не стыдитесь себя, мы все — люди и мы равны